+7 (495) 540-53-95


Айканыш Орозбаева: «Делать однозначные выводы о несостоятельности саморегулирования рано…»

Ваша заявка отправлена.
Спасибо за обращение. Мы свяжемся в вами в ближайшее время

10 Июня 2015

Прошло пять лет с момента перехода строительной отрасли на путь саморегулирования. Период «адаптации» новой системы, казалось бы, должен был уже остаться позади. Однако перед участниками строительного рынка и государственной властью по-прежнему стоит множество нерешенных проблем, которые ставят под сомнение состоятельность российского института саморегулирования в строительстве.

О проблемах, задачах и перспективах саморегулирования на страницах СРОпортала рассуждает советник председателя Совета НП СРО «РОСО» Айканыш Орозбаева.

— Согласны Вы с мнением вице-премьера Дмитрия Козака о том, что «институт саморегулирования в строительстве не состоялся»?

— Он далеко не идеален — есть множество проблем, это очевидно. Однако категорично утверждать, что он не состоялся, я бы не стала. Наш институт саморегулирования довольно молодой, в отличие от той же системы лицензирования, которая в свою очередь также имеет свои существенные недостатки. Необходимо время, чтобы «рынок» адаптировался и встал на новые «рельсы». Невозможно сразу запустить идеальный механизм, т.к. мы имеем дело с «живой» системой, а не с машиной, поведение которой поддается четким алгоритмам.

К тому же, если говорить объективно, не стоит забывать и про экономические законы рынка, гласные и негласные, которые во многом влияют на поведение участников рыночных отношений. В условиях «незанятости» какой-либо ниши основной целью является ее «освоение», далее работа уже может быть направлена на перевод «количества» в «качество». На сегодняшний день институт саморегулирования полностью сформирован, определены основные его участники, а также намечены приоритетные задачи. Таким образом, из «хаоса» сформировалась «система», включающая в себя не только профессиональное сообщество, национальные объединения, государство, потребителя, различные заинтересованные общественные организации, но и порядок их кооперации и взаимодействия. Иными словами, нельзя объективно оценить эффективность системы пока она находится еще в развитии, а тем более на этапе перехода на то долгожданное «качество».

— На Ваш взгляд, что тормозит переход от «количества» в «качество»?

— Необходимо время для того, чтобы проявились недостатки, а затем время, чтобы выработать меры, позволяющие их исключить. Причем одной из основных проблем помимо довольно сырого законодательства в сфере саморегулирования является еще и психологическое «перестроение» сознания профессионального сообщества на принципы саморегулирования, его самоидентификация и принятие коллективной ответственности не только за свою деятельность, но и за деятельность своих коллег по цеху.

— Внедрение системы саморегулирования в рыночную экономику России произошло 5 лет назад… На Ваш взгляд, сколько еще нужно времени, чтобы процесс «адаптации» закончился?

— Конечно, можно понять озабоченность государственной власти по поводу такой «продолжительной» адаптации. Однако работа по налаживанию механизмов саморегулирования сегодня ведется достаточно активно. Есть положительные результаты: как в вопросах совершенствования законодательства, так и в части технического регулирования. Развивается профессиональное образование и профдеятельность в целом. Кроме того, сформированы и наделены полномочиями отраслевые национальные объединения, а также выстроен диалог с органами государственной власти. Вместе с тем, нацобъединения начали работу по «самоочищению» системы саморегулирования.

— Но ведь институт саморегулирования в мировой практике — явление далеко не новое… Почему нельзя, учитывая опыт других стран, взять самое лучшее и создать идеальную модель, которая «без изъян» работает на практике?

— Я предвидела подобное возражение, поэтому отвечу так: невозможно «наложить» механизмы, пригодные, например, для западных стран на нашу систему. В данном случае мы имеем дело с совершенно иным путем формирования института, а именно по принципу «сверху-вниз». Кроме того, у нас свои особенности, связанные с историческими, экономическими, политическими и другими основополагающими аспектами. Нужен пересмотр основ — самого «фундамента» — этого механизма для российской экономики.

— Какие действительно эффективные законодательные изменения в российском саморегулировании Вы бы отметили?

— В частности, уже разработаны и находятся на доработке ряд законопроектов, направленных на повышение финансовой ответственности СРО и регулирование их деятельности. Итоговые редакции данных документов и их последствия для строительной отрасли — это уже тема отдельного разговора. Однозначно одно: в обсуждении и экспертизе таких нормативных и подзаконных актов активно участвуют не только нацобъединения и признанные фигуры строительной и правовой сферы, но и сами СРО, а также их члены. Они все активнее и активнее включается в эту работу — это явно свидетельствует о положительных тенденциях. Поэтому, повторюсь, что делать однозначные выводы о несостоятельности института саморегулирования рано.

— Если сравнивать саморегулирование и лицензирование в строительстве — какой вариант более приемлем для нашей страны?

— Я считаю, что при всех своих недостатках саморегулирование — это лучшее, что есть и было в строительной отрасли: эта система эффективнее для развития гражданского общества в долгосрочной перспективе.

— Однако не все представители СРОсообщества согласны с Вашей позицией. В частности, недавно участники строительного рынка написали коллективное письмо Владимиру Путину с просьбой вернуть отрасли лицензирование. Как Вы считаете, возможно, что данная инициатива воплотится в жизнь?

— Этот вопрос важен и волнует не только строителей, но и других участников саморегулирования вне зависимости от отраслевой принадлежности. Очевидно, что такое решение как переход отрасли на новую систему — саморегулирования — очень серьезное, оно принимается на высоком государственном уровне. Соответственно, государство не может завтра передумать и вернуть обратно лицензирование. Должна быть ответственность за принятые решения, в том числе и ответственность перед профессиональным сообществом. Нельзя требовать развития гражданского общества, лишь спуская директивы сверху, не предоставляя при этом никаких гарантий стабильности. Для надежной системы нужен крепкий фундамент и стабильная платформа.

Кроме того, саморегулирование в строительстве предполагает передачу полномочий по выполнению отдельных функций профессиональному сообществу, что снимает определенную нагрузку на государственный бюджет. Возврат к лицензированию потребует выполнения этих функций уже за счет бюджетных средств — нужно будет создать специальный государственный орган, его содержать и т.д. Ко всему же придется решить множество вопросов относительно процедуры «сворачивания» системы саморегулирования.

Таким образом, ввиду экономической ситуации, ограниченности государственного бюджета, сокращения числа государственных служащих… данное развитие событий мне видится маловероятным. Не говоря уже о том, что возврат к лицензированию станет огромным шагом назад в развитии нашей страны — как в сознании наших граждан, так и других стран.

Уважаемые члены Ассоциации СРО "РОСО" и претенденты на вступление в СРО! В связи с участившимися случаями злоупотребления свободой слова руководством некоторых информационных порталов о саморегулировании и неофициальных сайтов других саморегулируемых организаций, а также игнорированием требований законодательства о недопустимости распространения порочащей информации, не соответствующей действительности, просим Вас не принимать к сведению такую информацию при упоминании нашей Ассоциации.

Информация, которая размещена на официальном сайте Ассоциации СРО "РОСО", соответствует действительности и Ассоциация несет ответственность за данную информацию.

Кроме того, рекомендуем принимать к сведению только информацию, размещенную на официальных сайтах, таких как, http://www.gosnadzor.ru/ (Официальный сайт Ростехнадзора) и http://www.nostroy.ru/ (Официальный сайт Национального объединения строителей)